№ 699

№ 699

Занимательная винтажная статья об автогонках с элементами читерства.

Аннотация редакции: Создатель помещаемого фантастического очерка «№ 699» не претендует на техническое обоснование в нем собственной фантастической автомобили. Цель очерка – пропагандировать идею «летающего автомобиля», над осуществлением которой трудится создатель. Тут продемонстрировано на наглядных примерах преимущество этого необычайного вида транспорта.

* * *

В этом случае заседание в Столичном автоклубе было на уникальность бурным и угрожало затянуться. Обсуждался не совсем простой вопрос: предстояли интернациональные автомобильные гонки, в которых многие из конструкторов и присутствующих водителей должны были учавствовать.

Маршрут гонок был уже утвержден, любой из участников заседания имел на руках брошюрку и карту маршрута с правилами соревнования. Но не эти вопросы тревожили собравшихся: дело в том, что спортивный комиссар Воронцов, приехавший из Парижа со съезда, на котором утверждались правила гонок, сказал, что, не считая уже известных автомобилей, в гонках будут учавствовать новейшие скоростные автомобили, выстроенные специально для соревнования.

Сведения об этих автомобилях держатся в строжайшем секрете, но, если судить по некоторым отрывочным сообщениям зарубежной прессы, речь заходит о сверхмощных машинах громадных скоростей с авиационными моторами. Одна из автомобилей – итальянская, вторая в собственности немцам.

Тот, кто хоть раз принимал участие в спортивном состязании, знает, как не очень приятно действует это ожидание встречи с еще малоизвестным соперником, данный покров тайны, за которым прячется соперник. Какие конкретно неожиданности принесет он с собой? Какова его сила?

В чем его слабости, знание которых разрешило бы одержать победу?..

Сразу же по окончании того, как спортивный комиссар закончил собственный официальное сообщение, в зале встал шум. водители и Конструкторы, перебивая друг друга, открыли оживленную дискуссию, строя предположения и всевозможные догадки о загадочных автомобилях…

Кто-то сбегал в читальню и принес кипу зарубежных автомобильных изданий. Они пестрели маленькими, но броскими сообщениями рекламного характера.

«Закончены опробования гоночного автомобиля «Шварц-Тейфель», – крикливо информировал германский автомобильный издание. – Немцы смогут дремать тихо: эта сверхмощная машина не имеет соперников».

Рядом с текстом было помещено рекламное изображение автомобиля. Если судить по рисунку, он оправдывал собственный наименование «Тёмного дьявола» и мчался с таковой неистовой скоростью, что был похожим летящую пулю, снятую киноаппаратом.

В таких же хвастливых тонах, но более детально расписывали собственные новые «очень способные конструкции» итальянские издания.

Споры разгорелись с еще большей страстью. Сейчас в голосах некоторых спорщиков сквозили предвзятого страха и нотки беспокойства перед сверхмощными соперниками. Многие водители горячо обосновывали, что именно на замечательных автомобилях возможно точно победить гонки.

В то время, когда крики спорщиков стали пара утихать, в беседу вмешался ровный голос молодого человека, до сих пор не принимавшего участия в спорах. Это был узнаваемый в узких кругах авиаконструктор Холодов, один из участников грядущего соревнования. Сдержанный не по годам, он умело завладел вниманием, и его спокойные слова не так долго осталось ждать освежили разгоряченных спорщиков.

Он сказал, что гонки на столь большое расстояние проводятся в первый раз, что маршрут проходит по очень сильно пересеченной местности, а в таких условиях, не считая скорости, громадную роль будет играться проходимость автомобили.

– Всмотритесь хорошенько в маршрут,— сообщил он: – тут будут и горы с крутыми заворотами, и болотистые участки, и пески, и малопроезжие, запущенные дороги. Все это не особенно выгодно для сверхмощных автомобилей. Так как они отличаются громадным весом, соответственно, и большей нагрузкой на квадратный сантиметр опорной поверхности колес. Значит, на всех этих участках они будут менее поворотливы и будут вязнуть больше вторых.

В таких условиях нужно отыскать какую-то, возможно, совсем новую и уникальную конструкцию. Спору нет, возможно, немцы хорошо выстроили собственного «Шварц-Тейфеля», отделав в нем каждую мелочь. Но из-за чего вы думаете, что отечественные советские конструкторы не могут на собственный собственное, значительно более храброе ответ задачи?

Многие из отечественных автомобилей также будут продемонстрированы на этом соревновании в первый раз, и еще рано делать выводы об их качествах.

В тоне молодого конструктора чувствовались обоснованная уверенность и спокойствие в собственных силах. Эта уверенность передалась и вторым участникам заседания. Уходя из клуба, они уже не ощущали навязчивого страха перед малоизвестными соперниками и уносили в себе лишь острое желание, дабы скорей прошли немногие дни, оставшиеся до гонок.

* * *

Париж. Уже полчаса дается старт сотням автомобилей – участникам соревнований. Десятки тысяч зрителей расположились на трибунах по всему полю и на протяжении стартовой дорожки.

Автомобили выпускаются по одной с промежутками в пара секунд.

Около судейской трибуны жадно похаживает спортивный комиссар Воронцов. Он поминутно оглядывает подъезжающие к старту автомобили и взволнованно переговаривается с представителем полпредства. Из тридцати заявленных от СССР автомобилей на старт явилось двадцать девять.

– Нет этого чудака Холодова, – говорит Воронцов, в сотый раз посматривая на часы. – Осознаёшь, вчерашним вечером в его машине была сломанной одна важная часть. Вот он и ожидает самолета с подробностью, – ее безотлагательно выслали из Москвы. Нужно же, дабы так не повезло!.. В Москве машина прошла все опробования.

Если бы лишь она успела!..

«Машина номер 699 – готовиться к старту!»

заявили по радио.

Воронцов, не завершив фразы, побежал к трибуне, что-то кратко сообщил главе жюри и, быстро встав в собственный автомобиль, покатил в сторону гаражей, расположенных на противоположном финише поля, где ожидал запасной части Холодов

Холодов просматривал газету, сидя у раскрытых ворот гаража. Он был практически спокоен. Вызов собственной автомобили слышал.

Уверен в том, что может стартовать еще в течение часа по окончании вызова, в случае если будет доставлена необходимая подробность. Самолет с подробностью вылетел из Москвы, у него с ним связь…

Вправду, из кабины автомобиля, находившегося в гараже, вышел один из ассистентов Холодова и без звучно подал последнюю радиограмму с самолета:

«Через десять мин. будем в Париже, – прочел Холодов. – Высылайте за подробностью на аэропорт».

До аэропорта – пять-шесть мин. езды. Комиссар, захватив механика, оказался на аэропорте раньше, чем самолет закончил посадку. Прошло не более двадцати мин., в то время, когда комиссар опять подъезжал к гаражу Холодова, на ходу помогая механику распаковывать ящик с запасной подробностью.

В гараже все было готово к ремонту.

Прошло еще пара мин., и зрители, уже планировавшие расходиться, были изумлены возникновением на стартовой дорожке какой-то запоздавшей автомобили очень необычного вида.

– Номер 699, – крикнул судья, – вы задержались на сорок пять мин.. Последняя машина ушла десять мин. назад!
– Вы утратили сорок пять мин.,— повторил Воронцов, подбегая к машине Холодова перед самым стартом: – не забудьте, что ваше время началось с момента первого вызова.

Холодов улыбнулся и перевёл скорость. Ветер отнес его ответ в сторону.

Машина рванулась и через пара секунд скрылась за последовательностями людей. Но Воронцов поплатился за собственный прощальный разговор с Холодовым. Опоздал он проводить взором скрывшуюся машину, как на него налетела целая свора обозревателей.

Защелкали аппараты, замелькали блокноты…

– Из-за чего автомобиль 699 таковой необычной формы?
– Сообщите, чем лучше трехколесная совокупность?
– Что это за «плавники», по краям кабины?
– Что за необычная одиночная фара на носу автомобили?
– Из-за чего мотор установлен позади водителя?

Лишь посредством нескольких участников жюри комиссару удалось спастись от данной атаки. Он залез в свой автомобиль и, издавая постоянные гудки, еле выбрался из толпы. На прощанье Воронцов немного открыл створку и крикнул:

– Всего хорошего! Не так долго осталось ждать вам все будет светло!

* * *

Дорога зигзагами поднимается на гору. Водители автомобилей прекрасно знают, как действуют на нервы эти подъемы, в то время, когда нельзя использовать и половины вероятной скорости из-за нередких поворотов и в то время, когда за продолжительный путь по склону машина подымается лишь на два-три десятка метров.

Но за подъемом начинается спуск с горы – это также зигзаги, и их не меньше. Дорога сбегает в равнину. Любой раз с поворота видна вся равнина, река, мост через нее, кажущийся сверху игрушечным.

Половина участников растянулась на этом пути, проклиная зигзаги и повороты, в то время, когда Холодов подъезжал к перевалу…

«Где-то тут должен быть прямой участок», поразмыслил Холодов.

Он надавил гашетку на штурвале управления. В тот же час же перед ним на доске устройств осветился маленькой экран. Это было одно из превосходных усовершенствований автомобили – телевизор, дающий возможность заметить грядущий путь.

Пара поворотов вариометра – и на экране друг за другом начали появляться изображения подъема, усеянного автомашинами. Проследив по экрану собственный ближайший путь, Холодов наметил прямой, ровный участок, за которым начинался более крутой подъем.

– Кстати, тут же и контрольный пункт, – пробормотал Холодов, заметив на экране фигуры контролеров по краям шоссе. – А следующий пункт лишь по окончании спуска, у моста… Что же, подходит время преподнести сюрприз.

Чуть машина выбралась на намеченный участок. Холодов надавил пара рычагов, и вот к шуму мотора неспешно начал примешиваться какой-то привычный звук… в первых рядах автомобили засверкал железный диск. Скорость заметно увеличилась.

По краям кабины, выдвигаясь на глазах, выросли железные плоскости – крылья…

…Контролеры, находившиеся по сторонам дороги, с удивлением замечали автомобиль, что, приближаясь к ним с неистовой скоростью, на ходу менял формы. Они чуть успели разглядеть его гоночный номер – 699, огромными тёмными цифрами написанный на желтой табличке, но для этого им уже было нужно задрать собственные головы кверху: диковинная машина легко оторвалась от почвы и начала набирать высоту, оставляя под собой изгибы дороги, подъем в гору, перевал…

В то время, когда машина опустилась по ту сторону горного кряжа, Холодов поздравил себя с удачно законченным перевалом.

– Треть участников осталась сзади… Нужно выяснить, что делают передние.

* * *

Включив радиостанцию, Холодов услышал, что фаворит пробега «Шварц-Тейфель» прошел пункт №37, в ста километрах в первых рядах. Спустя десять мин. по окончании него через данный пункт прошло еще пара автомобилей.

«Посмотрим, как они себя ощущают»,

поразмыслил Холодов и опять включил экран телевизора. Вот проступили контуры шоссе за 37-м пунктом и на нем мелкий силуэт автомобиля, поднимающего за собой частые вихри пыли. Пара увеличив изображение, Холодов легко определил «Тёмного дьявола» – фаворита гонок.

Если судить по карте, «Шварц-Тейфель» проходил тяжелый участок пути, и его скорость показалась Холодову рискованной.

«Ты, друг, не хорошо ориентируешься в местности»,

поразмыслил Холодов. Развернув вариометр, он заметил группу деревьев, за которую быстро сворачивала дорога, проходящая над обрывом реки. Именно за поворотом показывалось какое-то нагромождение, застрявший грузовик, подвода…

«Тут он разобьется», мгновенно поразмыслил Холодов, и в тот же час же его правая рука легла на ключ радиотелеграфа: «Машина № 50… № 50… № 50…»

На доске устройств вспыхнула лампочка: значит, «Шварц-Тейфель» принял позывные.

– Вам угрожает опасность, – давал предупреждение по радио Холодов: – в пятнадцати километрах от вас шоссе занято. Осмотрительнее!..

Посмотрев на экран, Холодов заметил, что предупреждение подействовало: пыльный вихрь, мчавшийся за машиной, заметно уменьшился. Приближаясь к повороту, «Шварц-Тейфель» отправился еще медленнее и наконец остановился.

Но и сам Холодов уже приближался к страшному повороту. Пора было позаботиться о самом себе. Выбрав подходящий для взлета участок. Холодов опять включил летный винт, выдвинул плоскости, и через пара мин. автомобиль оторвался от дороги. Все участники соревнования остались в прошлом.

Последний соперник – «Шварц-Тейфель» – все еще стоял у поворота, к которому Холодов приближался со скоростью скоро летящего спортивного самолета. Убрав газ, Холодов низко прошел над поворотом дороги и сейчас уже в натуру заметил застрявшую подводу, залезший в канаву грузовик и сверкающего кожей водителя «Шварц-Тейфеля».

Вся эта картина промелькнула перед Холодовым в пара секунд. Этого было, но, достаточно, дабы рассмотреть и запомнить обращенное к нему искаженное изумлением и злобой лицо водителя «Шварц-Тейфеля». Холодов светло прочел в его взоре, что буд

Номер 699 Геометрия 7 9 класс Атанасян

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: